52. Что такое страсти

Часто в творениях святых отцов встречается выражение «страсти». Там, например, говорится, что мы должны бороться со страстями и достигать бесстрастия. Что же следует нам разуметь под словом «страсти»? В этом вопросе непременно нужно разобраться, иначе мы не сможем правильно понимать святоотеческие творения, а без их понимания не сможем и проводить правильную христианскую жизнь.

Итак, что такое страсти? Страсти — это извращение естественных сил, способностей и стремлений человеческой природы. Бог дал человеку многие силы и способности. Эти силы даны ему, чтобы он использовал их во благо. Но увы, любые, даже самые высокие Божии дары можно извратить, и тогда они вместо добра приносят зло и вместо пользы — вред и разрушение. Старец Паисий Святогорец говорит, что если человек не будет к себе внимательным и не употребит свои силы и способности во благо, то к нему приходит диавол, который эти способности извращает и начинает их использовать для своих целей. Вот тогда наши природные свойства и становятся страстями.

Приведем примеры. Человек имеет от природы способность и необходимость питаться, принимать извне пищу для поддержания жизни. В этом нет ничего плохого и предосудительного. Плохое и предосудительное начинается тогда, когда человеком овладевает болезненное пристрастие к еде, когда он становится ее рабом, когда начинает жить для того, чтобы есть. Вот тогда еда из безгрешной потребности становится страстью чревоугодия.

Другой пример: в человеке есть способность к плотской любви и размножению. И в его организме имеются все силы, для этого необходимые. Если их использовать в законном браке и по назначению, то никакого греха в этом нет. Но увы, часто люди извращают Богом установленный порядок и начинают их использовать для блуда, прелюбодеяния, извращений, излишеств и тому подобного. И в этом случае природные силы оборачиваются самыми скверными страстями и пороками.

Чревоугодие и блуд, о которых мы сказали, — это страсти, относящиеся к телесной составляющей человеческой природы. Однако у человека есть еще и душа, и у нее также имеются свои силы и способности. При их извращении они тоже становятся страстями.

Например, в душу человека вложено стремление к совершенству, к высоким состояниям, к большим возможностям. В своем правильном и чистом виде это стремление является законным. Однако очень часто диавол извращает его, и тогда оно становится самой опасной и гибельной страстью — гордостью, самомнением, высокоумием. Известный духовник схиигумен Савва писал одному из своих духовных чад: «Нет ничего удивительного в том, что диавол с легкостью повергает человека в гордость. Ведь душа наша создана по образу и по подобию Божию чистой, светлой, благоухающей добродетелями. И по природе своей душа стремится ко всему хорошему, благородному, возвышенному. Ей хочется всегда быть в ряду первых. Хочется как можно скорее достичь совершенства, блаженства! Ну, скажи, друг мой, разве не похвальны эти порывы души? Разумеется, похвальны! Но… бедная неопытная душа не успеет опомниться, как с первых же шагов попадает в коварные сети лукавого. И чем более она будет стремиться к первенству, к совершенству… тем более и более будет запутываться в сетях вражиих по своей неопытности…»

Так работает враг нашего спасения, сбивая и запутывая человека и незаметно насаждая в него семена гибельных страстей. А ведь гордость, братия и сестры, наносит человеческой душе страшное повреждение, она поражает смертоносным ядом самые глубокие и таинственные источники ее жизни. Гордость поистине является «глубинами сатанинскими».

Приведем еще примеры страстей. Человеку свойственно стремление к тому, чтобы иметь доброе имя, пользоваться любовью и признанием. Уродливым извращением этого стремления является страсть тщеславия. Человек, больной тщеславием, подменяет свое реальное состояние мнением о нем других людей. Он старается всеми способами заслужить одобрение и похвалу от окружающего его общества. И ради этого он бывает готов даже и на вещи неприглядные, на безрассудство, на грех.

Пойдем далее. В душу человека вложена некоторая энергия, некоторая особая сила, позволяющая ему твердо держаться нужной линии поведения, преодолевать препятствия, отталкивать все злое, неправильное, нехорошее, доводить начатое до конца, отстаивать правильную позицию и тому подобное. Эта энергия есть как бы внутренняя сила характера, и дана она в качестве оружия и защиты — чтобы мы могли обороняться от воюющего против нас зла. Направлять эту силу следует на невидимых врагов, на препятствия в добродетели, на все злое, греховное, скверное. Но мы с подачи диавола часто извращаем эту силу, направляем ее не туда, куда нужно, и тогда она становится страстью гневливости и раздражительности. Гневливый человек направляет природную энергию души не на зло, не на препятствия в добродетели, а на людей, на своего ближнего. Такое ее использование равносильно, как если бы какой-нибудь солдат в бою начал стрелять не по врагу, а по своим товарищам.

Приведем еще пример. Человеку от природы свойственно стремление к благосостоянию, к обеспеченности различными благами. На земле средством достижения благосостояния является материальное богатство. И если человек не остережется, но будет чрезмерно к этому богатству привязываться, то безгрешное природное стремление становится болезнью и извращением. Имена этой болезни всем известны: жадность, скупость, сребролюбие.

Итак, мы видим, что страсти есть не что иное, как извращение стремлений, способностей и сил человеческой природы. Сами эти силы и способности при правильном их использовании не являются грехом. Грехом они становятся от злоупотреблений. «Не пища зло, а чревоугодие, — говорит преподобный Максим Исповедник, — не деторождение, а блуд, не деньги, но сребролюбие, не слава, а тщеславие».

Каждая страсть является болезнью, и потому она приносит человеку вред. Приносимый страстями вред может быть малым, а может быть и великим. Иногда он бывает смертельным. Вред от страстей происходит по той причине, что, как и всякая болезнь, страсти разрушают порядок и устройство созданной Богом человеческой природы, нарушают ее правильное состояние. «Так как страсти не естественны человеческой душе, — говорит святитель Феофан Затворник, — а входят в нее вследствие грехолюбия нашего, то по причине сей неестественности они будут томить и мучить душу. Это все то же, как кто примет яд. Яд сей жжет и терзает тело, потому что противен устройству его; или как если бы кто змею посадил в себя, и она, живою оставаясь, грызла его внутренности. Так и страсти, как змея и яд, внутрь души принятый, будут грызть и терзать ее».

Терзание страстей не оставляет человека, даже когда умирает его тело. Наоборот, при переходе души в вечность оно становится несравненно страшнее, чем было на земле. По словам Аввы Дорофея, «находясь в теле сем, душа получает облегчение от страстей своих и некоторое утешение: человек ест, пьет, спит, беседует, ходит с любезными друзьями своими. Когда же выйдет из тела, душа его остается одна со страстями своими и потому всегда мучится ими; исполненная ими, она опаляется их мятежом и терзается ими».

Одним из опаснейших свойств страстей является то, что они овладевают человеком и превращают его в раба. Подтверждений этому можно видеть в жизни сколько угодно. Сплошь и рядом люди бывают не в состоянии справиться со своими страстями. Всем известно, например, что пьяница является рабом бутылки, и от ее власти он своими силами освободиться не может. Еще более несчастными рабами являются наркоманы или, например, люди, пристрастные к игре. Иногда приходится ужасаться, как какой-нибудь взрослый, солидный человек, отец семейства, будучи одержим игровой страстью, проигрывает на каких-нибудь совершенно безмозглых автоматах не только все свои сбережения, но и машину, и дачу, и квартиру. Совершая это, он прекрасно знает, что подставляет под удар собственную жену, детей и пускает под откос свою жизнь, однако ничего поделать с собой не может, потому что страсть владеет им.

Следует сказать и еще об одном чрезвычайно опасном свойстве страстей — они умеют хорошо прятаться и принимать вид добрых дел и качеств. Приведенные примеры алкогольной, наркотической и игровой зависимости — это внешние, грубые и для всех очевидные проявления страстей. Однако существуют гораздо более тонкие случаи, когда распознать в себе ту или иную страсть бывает очень непросто. «Страсти живут тайно в людях, проводящих рассеянную, невнимательную жизнь, — говорит святитель Игнатий Брянчанинов, — по большей части они удовлетворяются ими, по большей части оправдываются, — часто признаются за чистейшие, возвышеннейшие добродетели».

И действительно, нередко мы не только не замечаем наши страсти, но еще и принимаем их за добродетели. Вот, например, в каком-нибудь коллективе трудится человек, которого все считают хорошим. Он внимательный, безотказный, готов помогать людям, поделиться, выручить, отдать свое. Все сослуживцы его хвалят и отзываются о нем положительно. Однако нужно знать, что эти хорошие внешние качества далеко не всегда происходят от добродетели. Нередко бывает, что причиной их является скрытое действие какой-либо страсти, например тщеславия. Тщеславный человек боится чужого мнения — что плохо подумают, плохо скажут, осудят, будут смеяться и тому подобное. Движимый тщеславием, он хочет, чтобы о нем всегда говорили и думали только хорошее, чтобы всегда хвалили и признавали его положительные качества. Поэтому скрытой причиной его хорошей, по-видимому, деятельности является отнюдь не любовь к людям, а владеющая им страсть. Между тем все считают его хорошим человеком, хвалят за добрые дела, ему это нравится, и он продолжает оставаться рабом страсти, сам того не замечая. Вот так хитро и тонко умеют прятаться наши страсти, принимая вид добродетелей.

Или еще пример: человек часто ездит в паломнические поездки по святым местам. Многие его за это хвалят и считают благочестивым. Однако далеко не всегда причиной частого паломничества является благочестие. Бывает, что человек паломничает, просто желая сменить обстановку, отдохнуть от своих домашних, послушать церковные новости и слухи. А иногда бывает, что он ездит в эти поездки из того же тщеславия — чтобы люди думали и говорили о нем хорошо.

Приведем еще пример. Часто такие страсти, как гнев, злоба, неприязнь к людям, изливаются под предлогом заботы о соблюдении порядка, законности, каких-то правил и тому подобного. Внешне, с точки зрения закона и человеческих правил, мы как будто правы: радеем, чтобы все было как положено, исправляем беспорядок, восстанавливаем справедливость. Однако по Божию суду оказываемся виновными, потому что главной действующей силой при этом являются именно наши страсти: гнев, раздражение или неприязнь. Например, такая ситуация. Какой-нибудь человек нарушил установленный в храме порядок: не так поставил свечку, или поет вместе с хором, или женщина пришла без платка. И вот мы спешим к этому человеку с обличением. Нам кажется, что мы поступаем правильно: заботимся о соблюдении порядка в Божием храме. Однако на самом деле почти всегда через такие обличения находят себе выход не что иное, как наши страсти. Ведь святые вели себя в подобных ситуациях совершенно по-другому. К преподобному Пимену Великому однажды пришли некоторые старцы и спросили: «Если мы увидим брата дремлющим в церкви, то велишь ли разбудить его, чтобы он не дремал на бдении?» Он же сказал им: «Что касается меня, то я, если увижу брата дремлющим, положу голову его на колени мои и успокою его». Так поступают люди, в сердце которых вместо страстей пребывает любовь Божия.

И еще пример: нередко наши страсти выходят наружу под предлогом такого важного и доброго дела, как воспитание детей. Бывает, что мы гневаемся на детей, кричим на них или даже бьем. Нам, может быть, кажется, что этим мы их воспитываем, но на самом деле очень часто в таких случаях мы просто срываем на них свою гневливость, раздражительность и плохое настроение. И именно эти страсти, а вовсе не забота о воспитании, являются действующей причиной такого нашего поведения.

Святые отцы учат, что через страсти над человеком приобретает власть диавол. И наша цель заключается в том, чтобы, пока живем на земле, от его власти освободиться. Чтобы от нее освободиться, нужно очистить себя от страстей, достичь так называемого состояния бесстрастия. В наше духовно беспризорное время люди обычно неправильно понимают, что такое бесстрастие. Для современного человека это слово ассоциируется с какой-то холодной отрешенностью и ледяным безразличием. Такое представление, конечно, не имеет ничего общего с тем, что понимали под бесстрастием святые отцы. Бесстрастие для них есть, во-первых, отсутствие страстей, а во-вторых, наличие противоположных этим страстям добродетелей. То есть бесстрастный — это тот, кто не имеет в себе гордости, жадности, зависти, злобы, блуда, чревоугодия и тому подобного, а имеет смирение, щедрость, великодушие, любовь, чистоту. Отсюда видно, что человек, достигший христианского бесстрастия, не находится в состоянии ледяного безразличия, но, напротив, бывает полон любви, участия, сострадания.

Итак, все христиане призваны к тому, чтобы бороться со своими страстями. И для того, чтобы начать эту борьбу, им нужно сначала свои страсти распознать. Из всего сказанного мы видели, насколько тонкими и незаметными могут быть в человеке действия страстей. Поэтому для того, чтобы распознать страсти, от нас требуется внимательная христианская жизнь — мы должны не спать, но духовно бодрствовать. По словам святителя Игнатия, «только истинный христианин, постоянно внимающий себе, поучающийся в Законе Господнем день и ночь, старающийся исполнять Евангельские заповеди со всею тщательностью, может увидеть свои страсти».

Постараемся же быть внимательными в духовной жизни, братия и сестры! Будем смотреть в глубину своего сердца, будем наблюдать, что там происходит, какие причины побуждают нас к той или иной деятельности. Ибо только в этом случае мы сможем увидеть тайные болезни нашей души, а увидев, сотворить с ними брань и победить. Аминь.

Рекомендуем ознакомится: http://www.zavet.ru